Лента новостей

Пятница, 05 Октябрь 2018 16:25

Этот день в истории. В Златоусте провели уникальную хирургическую операцию

Автор

В связи с предстоящим юбилеем редакция продолжает историческую рубрику. За 110 лет в нашем городе произошло немало интересных и значимых событий, и мы решили вспомнить самые яркие из них. Сегодня расскажем о медицинском прорыве в масштабах нашего города и об известном в Златоусте докторе, совершившем по меркам того времени хирургическое чудо, спасшее жизнь его пациентке.

В конце сентября — начале октября 1957 года страна готовилась к празднику, 40-летию революции, и подводила итоги пройденного пути. Номер 195 «Златоустовского рабочего» от 29 сентября был посвящен развитию медицины. На страницах издания была опубликована проникновенная статья об успешном исходе сложнейшей операции. Молодому врачу Ахмету Даушеву, возглавлявшему тогда хирургическое отделение больницы металлургического завода, пришлось действовать в сжатые сроки и упорно искать метод, который смог бы сохранить жизнь его пациентке. А случилось вот что:

— Тучи в это утро плыли со всех концов, чтобы бросить здесь свои серые клочья. Дождь полил мелкий, надоедливый до тошноты. Тем более он был некстати: бригада маляров спешила закончить отделку одного из жилых домов. Нужно торопиться, а то, как назло, застынет олифа. На пороге дома — светловолосая женщина в рабочей куртке. Ее глаза даже в эту непогодь светлы как ясный день. На одежде брызги желтой краски, руки пропитаны маслом. «Клава! — кричит она. — Идем за флягой!» — и бежит к площадке, где подогревают олифу. Это маляр Маша Лопырева. Она подхватывает горячий бидон… Секунда, одно неуловимое мгновение. Никто не понял даже, что же произошло, и из горловины сосуда вылетает фонтан горящего масла, в тот же миг охвативший фигуру женщины. Огонь жег тело, стеснял дыхание, пламя бесновалось, палило руки, ноги, грудь. Что-то большое и тяжелое, погасившее огненную пляску, свалило Машу с ног. Сознание выключилось..., — писал К. Бор.

Когда Машу привезли в больницу, ее обгоревшее тело смутило даже опытных врачей. Бесконечное страдание отражали ее стиснутые губы и сведенные дуги бровей. Первая обработка ран была сделана дежурившим в те сутки хирургом Кибизовым. Шесть дней Маша не приходила в сознание. Положение было настолько тяжелым, что никто из врачей не питал надежды на счастливый исход. Но только не доктор Даушев: он не мог согласиться с такими доводами. Почему молодая женщина должна умереть в 28 лет? Как, где найти средство, чтобы спасти ее жизнь? Как и чем восполнить эти отмершие клетки? Ведь почти 40 процентов кожного покрова пациентки было обуглено, и на ежедневных перевязках его приходилось ссекать и удалять. Разве мог организм сам справиться с этим восстановлением?

Ахмет Галяутдинович упорно думал, искал. Перевязки, переливание крови, уколы приносили лишь временное облегчение. Пересадка кожи! Вот что могло спасти жизнь Маше, решил врач. Но где же взять ткани? В «Жилстрое», где работала Маша, к предложению молодого хирурга отнеслись серьезно и доброжелательно. Секретарь парторганизации и прораб собрали молодых сотрудников и изложили суть дела.

В Машином сознании то и дело всплывало родное лицо семилетнего сына, которого так хотелось погладить, прижать к груди. Поползла темная тревожная мысль: «Кому я нужна теперь? Инвалид…» А она была нужна! Почти все девушки из бригады маляров и штукатуров, как только узнали, что могут помочь Маше, заявили: «Берите, доктор, сколько потребуется кожи».

Впоследствии на операцию по пересадке пришли восемь Машиных подруг и коллег. Мария Глебова, давняя подруга Лопыревой, первой отдала 150 квадратных сантиметров кожи. Женщины объяснили свой поступок просто: «Как схоронить товарища? Надо любыми средствами вызволять ее из беды». Они не думали, что совершают подвиг: в них бились благородные сердца, и иначе поступить они не могли. Два с половиной месяца около постели больной провели товарищи по работе. День и ночь. Каждый день.

За жизнь Лопыревой боролся весь коллектив хирургического отделения. За два месяца ей было сделано 50 перевязок, перелито 2,5 литра крови и столько же питательных белковых смесей, сделано восемь пересадок кожи. Всего 1200 квадратных сантиметров кожи доноров было пересажено доктором Даушевым на обожженные участки тела. Такая операция в нашем городе была произведена впервые. Как радовался коллектив, когда дела у Маши пошли на поправку, когда она встала на ноги и сделала первые робкие шаги по палате. И хоть пальцы правой руки еще плохо слушались, раны еще не совсем затянулись, Маша теперь была твердо уверена в том, что ее жизнь нужна не только ей: вокруг семья друзей — людей большой душевной красоты.

Доктор Ахмет Галяутдинович Даушев умер в 1992 году в Златоусте. Хирург и уролог, врач высшей категории, он живо интересовался краеведением. В 1967—1969 годах был депутатом горсовета, возглавлял комиссию по здравоохранению и соцобеспечению. Рационализатор, изобретатель, автор новых методик лечения урологических болезней. Как краевед собирал материалы по истории татаро-башкирских населенных пунктов Челябинской области, истории медсанчасти завода, был на раскопках древней Булгарии на Волге и Каме. Организатор курсов по изучению арабского алфавита, председатель татаро-башкирского культурного центра в Златоусте. Был награжден медалями.

Распоряжением главы администрации Златоуста от 14 июня 1996 года имя Даушева присвоено сектору национальной и иностранной литературы Центральной городской библиотеки.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить